Не последний романтик Одессы

Bookmark and Share


У каждого знаменитого города есть свои летописцы, скрупулезно фиксирующие букву истории – факты, даты, имена… И есть – мифотворцы, поэты, передающие дух времени, аромат эпохи, делающие его неповторимым и остро индивидуальным, единственным на свете «городом мечты». Викторианский Лондон, таинственный и туманный, мы представляем по книгам Диккенса и Конан Дойла, старую Москву с ее чудаками, купцами-миллионерами и ночлежной братией Хитрова рынка – по превосходным очеркам Гиляровского. А Одессу былых времен сохранил для нас Александр Михайлович де Рибас, автор «Старой Одессы». Человек, создавший тот миф о нашем городе, который до сих пор окутывает его неким флером романтики и вызывает интерес во всем мире.

Ветвь славного рода
Согласитесь, редко потомки основателей знаменитых городов живут в них – века стирают следы былого беспощадно. Но наш город во времена молодости де Рибаса был совсем юн, ему не было и столетия в год его рождения – 1856-й. И он, внук Феликса де Рибаса, брата завоевателя турецкой крепости Хаджибей и первого градоначальника Одессы Иосифа де Рибаса, имел счастливую возможность и видеть стариков, помнивших первые годы города, и слышать воспоминания о Ришелье, Пушкине, Ланжероне из первых уст. Не говоря уж о фамильных преданиях, сохранивших облик истинного сына века осьмнадцатого – храброго и предприимчивого Иосифа де Рибаса, сына неаполитанского министра – испанского гранда – и ирландки из древнего рода Планкетт. Кстати, и дед Александра Михайловича, и его отец занимали должность почетного консула королевства Обеих Сицилий. Что, впрочем, семью, при всем ее аристократическом происхождении, богатой не делало. И добрейший плац-майор Феликс Михайлович, и Михаил Феликсович в злате да серебре вовсе не купались. И тем не менее, им было свойственно истинно благородное бескорыстие. Ведь именно Феликс де Рибас подарил городу свой участок земли на улице, получившей позже имя его брата, – Дерибасовской. Тот самый Городской сад, что и сегодня служит украшением Одессы. А его сын, скромный журналист и библиограф, узнав о том, что некие ушлые дельцы из Думы намерены продать его под застройку, пригрозил отсудить его и… снова подарить с непременным условием сохранения сада. Благо, «отцам города» хватило ума не позориться тяжбой по столь щепетильному делу. Между тем – стоимость сего клочка земли и в те времена могла сделать де Рибаса весьма состоятельным человеком. Но родовая честь и любовь к Одессе была в семье превыше всего.
Любопытная деталь: император Александр Второй во время своего визита в наш город тайно, без помпы, встречался с семьей де Рибас и даже помог ей погасить изрядные долги. Ведь его морганатическая супруга, юная княжна Екатерина Долгорукова, была правнучкой адмирала Иосифа де Рибаса!
И в то же время Александр Михайлович приятельствовал с молодым студентом – учителем дочерей бывшего городского головы Семена Степановича Яхненко, женившемся на одной из них. Звали его Андрей Желябов. Будущий народоволец-царе-убийца!
Есть и другое родовое совпадение: в первой половине ХХ века стал одним из лучших авторов романтических, очень своеобразных сказок и новелл лорд Дансени, ирландский аристократ, имевший титул 18-го барона Планкетта. То есть – весьма отдаленный родственник де Рибаса по линии матери Иосифа и Феликса… Но вернемся к нашему герою.
Веселый и немного безалаберный богемный образ жизни, когда отец семейства вынужден был одалживать у одних друзей по нескольку целковых и на них же и кормил семейство, и… угощал других, тоже небогатых друзей, не помешал получить Александру прекрасное образование. Как и все де Рибасы, он знал в совершенстве несколько языков и навсегда сохранил трепетную любовь к книгам и чтению. Университет, однако, закончить не смог. Занимался журналистикой, преподавал, потом – почти на два десятилетия переехал в Киев, где работал в банке и даже дослужился до поста управляющего. Но в начале ХХ века вернулся в Одессу. Разом окунувшись в журналистику, он стал одним из лучших очеркистов города. Со времен его молодости город изрядно изменился, утратив многие дорогие его сердцу черты. И Александр Михайлович пишет о «Той Одессе», трепетно воссоздавая ее облик.

Звёздный час
Де Рибас убежден: Одесса – отнюдь не только город меркантильный, «хлебный». И он пишет о добрых старых временах, о спартанских нравах первых одесситов. Об удивительном духе единения представителей самых разных народов, вместе создавших неповторимый феномен Южной Пальмиры. Среди его героев и вельможи – от Дюка до Строганова, и удивительные, добрые городские чудаки – музыканты, художники, первые фотографы, шарманщики и даже безумцы. Он печалится об ушедших патриархальности и полном отсутствии чопорности богачей и правителей города, старом хлебосольстве и бескорыстии. И доказывает, что была Одесса и романтической, и таинственной, вспоминая грустные предания в стиле истории о призраке «девушки с туфелькой»… Автор передает драгоценные крупицы навсегда ушедшего, сохранившиеся в его цепкой памяти. Даже дивный запах пыли, даже солнце Той Одессы он описывает как нечто неповторимое. И принципиально не хочет говорить о плохом – ведь оно уже прошло, доброе же – вечно! Уже немолодой романтик и идеалист, в сущности, заложил основу Мифа об уходящей, но вечной Одессе, продолженный многими после него. Между прочим, он вступился за честь предка – Иосифа де Рибаса, доказав, что он, вопреки измышлениям иных борзописцев, не мог принимать участия в похищении Алексеем Орловым самозваной претендентки на российский престол – княжны Таракановой, ибо в то время уже чинно служил в Петербурге воспитателем князя Бобринского, внебрачного сына Екатерины Великой и Григория Орлова. Увы, сей навет и в наши дни бездумно повторяют любители «жареных фактов» от истории.
А его книга «Старая Одесса», созданная из газетных очерков и вышедшая в 1913 году, стала проникновенным гимном городу, его истинным эпосом. Множество восторженных рецензий коллег из местных изданий. И даже вполне сочувственный отклик в петербургском журнале «Апполон» – тогдашней «башне из слоновой кости» российских эстетов и символистов.
Де Рибас по праву занимает одно из ведущих мест в культурном мире Одессы. Его дом становится, как и очаг его отца, своеобразным литературно-артистическим салоном, собирающим писателей и музыкантов, журналистов и художников. И его супруга, красавица Анна Николаевна Цакни, бывшая жена Ивана Бунина, женщина невероятного обаяния, несмотря на то что была на много лет младше Александра Михайловича, стала ему достойной и любящей подругой до конца дней.
Кстати, сие не мешало де Рибасу приятельствовать с Буниным, который вспоминал о нем как о человеке из старого времени, сохранившем его отпечаток в облике и манерах. И… находил в нем нечто буддийское! Должно быть – некую чуждую повседневной суете мудрую отстраненность, которая запечатлена в его лучших портретах работы Буковецкого, Волокидина…
Но наступает война, а за ней и великая смута революции.

Годы в красной Одессе
Александр Михайлович во время Первой мировой занимает четкую патриотическую позицию, во время же Гражданской войны – как и Бунин, выступает на стороне белого движения, публикуя жесткие антибольшевистские статьи. Однако, в отличие от Ивана Алексеевича, не эмигрирует. Наверное, он, уже немолодой человек, не может представить себе жизнь без города своих предков. Ведь он, что называется, сросся с ним кровью и плотью. Душой и телом. На удивление, новая власть до поры до времени не трогает его. Несколько лет он возглавляет Публичную библиотеку (нынешнюю Горьковку), а потом до конца своих дней – отдел «Одессики», составляя уникальную библиографическую картотеку, сохранившую свою ценность доселе. Кстати, и сам термин «одессика» принадлежит ему… Он много пишет и об истории города, и по мере сил участвует в культурной жизни меняющейся на глазах Одессы. Его квартира в боковом флигеле библиотеки на Пастера снова собирает художников и литераторов. Любопытно, что у него бывает приезжающий на родину Бабель – творец совсем другого мифа о нашем городе, мифа о бесшабашных и обаятельных налетчиках с Молдаванки. Можно только представить себе их беседы! Беседы двух Гомеров Одессы, двух ее певцов-рапсодов, невероятно разных, но и невероятно одаренных и любящих город своей мечты до самозабвения…
Де Рибас мечтает о втором, дополненном двухтомном издании «Старой Одессы», ведя переговоры с лучшим столичным издательством «Академия». Но этому не суждено сбыться – в 1937-м страшном году репрессий он скоропостижно умирает, узнав о расстреле своего приемного сына – профессора Даниила Дерибаса…
Анна Николаевна переживает его на многие годы. Ее комнатка в той же библиотеке еще в начале 60-х (она скончалась в 1963-м) привлекала краеведов и ценителей нашей старины ее тонкими, ностальгическими рассказами о былом.

Запечатлённая память
И только в годы перестройки был снят нелепый запрет, и «Старую Одессу» несколько раз переиздали. А в 2004-м – трудами сотрудников его любимой библиотеки был собран и великолепно издан долгожданный второй том. «Старая Одесса-2» – пожалуй, лучшее и по полиграфии, и и по скрупулезной подборке текстов, комментариев и уникальных иллюстраций издание за всю историю нашего города. Истинный памятник достойному потомку славного рода основателей Одессы, ее певцу, рыцарю и поэту, сохранившему и донесшему до нас аромат былого. Тот аромат, тот неповторимый, пряный дух моря и степи, сладкой пыли и терпкого вина, который несет в своей душе каждый настоящий одессит и мечтают почувствовать все, кто приезжает к нам не только в поисках дешевой экзотики и яркого солнца, но и ищет приключений духа.
Истинной романтики, которая умрет только вместе с нашим вечным, как море, городом. И я уверен, наступит день, когда в Одессе появится и мемориальная доска на библиотеке, где он трудился и жил, храня память веков и дней, и – памятник человеку, сделавшему для нашего города так много.

Игорь ПЛИСЮК.



Обсудить на форуме или в блоге