Хотелось бы, чтобы этот вальс звучал и сегодня

Bookmark and Share


Неповторимая, трепетная мелодия вальса «Амурские волны», написанная еще в начале прошлого века, продолжает и поныне волновать людей. За примерами далеко ходить не надо. В редакцию «Одесского вестника» обратился пенсионер Вадим Яцына, сообщивший, что отыскал в своих архивах старую публикацию об авторе этого вальса – одессите Максе Кюссе. И предложил снова напомнить о нем людям.

Вадим Афанасьевич, как оказалось, сам большой любитель классической музыки и старинных вальсов. Их не раз исполнял, когда, будучи в послевоенные годы школьником, а затем студентом Горловского горного техникума, играл в духовых оркестрах. В репертуаре, разумеется, были и «Амурские волны», но только тогда почти никому не было известно имя автора. Подробности биографии композитора Вадим Яцына узнал гораздо позже, уже имея за плечами солидный трудовой и жизненный опыт.
Он до сих пор бережно хранит небольшую книгу под названием «Такая служба. Очерки о работниках милиции Одесской области», выпущенную в 1982 году. Написана она, как мы убедились, журналистами одесских СМИ, среди которых и автор очерка о Максе Кюссе Владимир Гаранин.
С этим очерком, который мы публикуем с небольшими сокращениями, думается, будет интересно познакомиться и нашим читателям. Тем более что со времени выпуска книги прошло три десятка лет, выросло новое поколение одесситов, которые, уверена, и слыхом не слыхивали о своем знаменитом земляке.

Начало биографии
В моем сознании, пишет автор, прочно укрепилась мысль, от кого-то очень давно услышанная, что вальс «Амурские волны» родился в народе и был создан на Дальнем Востоке в русско-японскую войну. Поверить в это было не так уж трудно. Ведь в самом названии вальса заложена его дальневосточная принадлежность, а что он создан давно – в этом я ничуть не сомневался, потому что мой дед, участник русско-японской войны, частенько его напевал.
И вот в мои руки, продолжает Владимир Гаранин, попало полуистлевшее личное дело Макса Авельевича Кюсса. С непередаваемым волнением я прикоснулся к нему, и мне открылась интересная творческая судьба замечательного композитора...
Жизнь композитора была нелегкой. Он родился в 1874 году в Одессе, в рабочей семье. В шестнадцатилетнем возрасте окончил Одесскую городскую школу и начал брать уроки музыки. Но скоро занятия пришлось прекратить, так как отец не в состоянии был за них платить. Однако увлечение музыкой было сильным, и семнадцатилетний Макс поступает на военную службу, где его определяют воспитанником в музыкальную команду.
«Так я самостоятельно выучился играть на кларнете, – цитирует Кюсса Владимир Гаранин, – и через несколько месяцев начал играть в духовом оркестре как подручный солист».
И все же, несмотря на материальные трудности в семье, пишет автор, Макс Кюсс решает поступить в музыкальное училище. Он окрылен надеждами, много работает, пробует писать музыку. Но жестокая действительность опять меняет его судьбу. С горечью Макс Авельевич впоследствии напишет: «Мне пришлось бросить занятия, ибо чрезвычайная бедность моих родителей вынудила меня пойти работать в частные оркестры, дабы прокормить себя и поддержать родителей...».

В тисках нищеты
Надеясь сэкономить немного денег, пишет автор очерка, Кюсс предпринимает попытку вырваться из нищеты и устраивается учеником к жестянщику, но и этот путь не дал желаемых результатов. Постоянные мытарства, недоедание, лишения накладывают отпечаток на характер. Он становится неуживчивым, раздражительным, что впоследствии приносило Кюссу немало неприятностей. И все же тяжелые жизненные перипетии не сломили дух одаренного юноши. Постепенно к нему приходит творческая уверенность, он становится опытным музыкантом.
В 1893 году Кюсс пишет свою первую композицию «Грезы любви»... Первое сочинение и первая удача! Вальс «Грезы любви» стал популярным. Его часто исполняют военные оркестры в парках и скверах Одессы. Успех
окрыляет музыканта, все свободное время он отдает сочинению музыки, мечтает написать произведение, которое сразу бы получило признание.
Более десяти лет, читаем далее, Кюсс дирижирует в различных оркестрах города, но работа не дает ему полного удовлетворения. Постоянная нужда, нехватки сковывают творческие возможности. Музыкант хочет найти такую работу, которая обеспечила бы его материально, дав возможность полностью отдаться музыке.

Вольнонаемный капельмейстер
В 1903 году Макс Кюсс поступает в 11-й Восточно-Сибирский полк вольнонаемным капельмейстером и служит там до 1914 года. Этот период творческой зрелости, предполагает Владимир Гаранин, видимо, был интересным и значительным в жизни музыканта, но факты очень скупы. Известно только, что в 1908 году Кюсс написал марш своего полка. Этот марш пользовался успехом.
Получаемое на службе денежное содержание дало возможность композитору опубликовать несколько своих произведений, в том числе и вальс «Разбитая жизнь».
К сожалению, в автобиографии, написанной в 1934 году при поступлении на работу в одесскую милицию в качестве капельмейстера, Кюсс не упоминает о дате написания вальса «Амурские волны». Он дает точную дату написания своей первой композиции «Грезы любви» и далее пишет: «...на сегодняшний день я имею около трехсот композиций».
Сопоставляя некоторые биографические данные, делает вывод Владимир Гаранин, можно предположить, что вальс «Амурские волны» был написан Кюссом в 1905 – 1907 годах и опубликован в 1907 – 1909 годах во Владивостоке. Издал он его, как и некоторые другие свои произведения, на собственные деньги. Об этом свидетельствует надпись на обложке: «Собственность автора». На обложке слева вверху – портрет молодой красивой женщины. Справа – надпись: «Посвящается Вере Яковлевне Кириленко». В.Я. Кириленко – известная общественная деятельница, поясняет автор очерка, периода русско-японской войны. Она была членом Владивостокского общества повсеместной помощи пострадавшим на войне нижним чинам и их семьям.
Нет сомнения в том, уверен В. Гаранин, что Макс Кюсс пытался найти издателя для своих произведений, но не мог, так как издатели были заинтересованы прежде всего в прибыли. Печатать же малоизвестного композитора – дело рискованное.
Примечательно, что на обложке вальса имеется рекламная надпись: «Колоссальный успех!!!». Автор не ошибся: вальс имеет колоссальный успех и теперь, через более чем семьдесят лет, пишет Владимир Гаранин.
В 1915 году Макс Кюсс служит капельмейстером оркестра 5-й Донской казачьей дивизии, затем на такой же должности – в отдельном батальоне «Георгиевские кавалеры».
После Великого Октября, продолжает Владимир Гаранин, Макс Кюсс – в Красной Армии. Он дирижирует военными оркестрами. В конце 1920 года он снова в родной Одессе, продолжает службу в 38-й стрелковой бригаде ВОХРа. А через два года его переводят в Харьков, где он руководит оркестром Червоных старшин, затем переезжает в Москву, поступает на работу в Московский конвойный полк.

На службе в одесской милиции
Последняя должность, которую Макс Кюсс занимал, читаем в очерке, – это командир музыкального взвода (в настоящее время образцовый оркестр Кремлевской роты почетного караула). Трудно сказать, вернулся бы композитор в родной город, если бы не печальная случайность. В один из морозных январских дней 1934 года он поскользнулся, упал на обледенелый тротуар и сильно ушиб руку.
Шли дни, недели, а опухоль не проходила. Врачи посоветовали ему лечиться грязью одесских лиманов. В июле Кюсс приехал в Одессу и устроился на завод имени Октябрьской революции, где руководил небольшим музыкальным кружком. В сентябре 1934 года он оформляется капельмейстером в 4-й Одесский отряд ведомственной рабоче-крестьянской милиции. Был подтянутым, пишет Владимир Гаранин, любил военную форму, с гордостью носил фуражку со звездочкой. В этой должности прослужил два с лишним года. В мае 1937-го подал рапорт, в котором писал: «Ввиду моей тяжелой болезни прошу меня уволить со службы, так как я играть не могу».
О последних днях жизни Макса Кюсса, с сожалением отмечает автор очерка, известно очень мало. И хотя Одесский областной музей истории органов внутренних дел разыскал более десяти человек, которые знали композитора в предвоенные годы, их сведения не вносят существенных дополнений в его биографию. Все они сводятся к тому, что Кюсс жил один, в небольшой комнатке по улице Карла Маркса, 2, был человеком необщительным, замкнутым. Известно, что, будучи на пенсии, он продолжал заниматься музыкой, часто наигрывал то на скрипке, то на трубе какие-то мелодии. Все это послужило поводом для соседей по коммунальной квартире считать его чудаковатым, странным человеком…
В конце 1941 года гитлеровские оккупанты вели по Пушкинской большую группу людей. Среди них был Макс Кюсс. Задумчивый, без головного убора, с высоко поднятой, словно покрытой снегом головой.
После этого, заканчивает свой очерк Владимир Гаранин, его никогда никто больше не видел.

P. S. Известного Яшку3музыканта, героя куприновского рассказа, хоронила вся Одесса. Макс Кюсс шел, скорее всего в свой последний путь, с группой таких же, как он, обреченных людей. Возможно, высказал предположение Вадим Афанасьевич Яцына, их всех вели в сторону пороховых складов, где в годы фашистской оккупации были расстреляны, сожжены тысячи военнопленных, моряков, солдат и мирных граждан разных национальностей.
Но одесситы не забыли своего именитого земляка. На доме по улице Екатерининской, 2, где он жил, открыта мемориальная доска. Хочется еще пожелать, сказал напоследок Вадим Афанасьевич, чтобы его вальсы, в том числе и «Амурские волны», почаще звучали в наши дни. Ведь это настоящая, берущая за душу музыка.

Подготовила Лилия НОВИЦКАЯ.



Обсудить на форуме или в блоге