«МЕРКАНТИЛЬНАЯ, ПШЕНИЧНАЯ,БЕЗДУШНАЯ ОДЕССА…»

Bookmark and Share


Такую репутацию, судя по документам, наш город обрел в позапрошлом веке. Трудно сказать, насколько он был бездушным, а вот в меркантилизме одесситов, занимавшихся торговлей, в том числе и пшеницей, сомневаться не приходится. И это им было, как говорится, на роду написано. Письменных свидетельств тому – хоть отбавляй.

Взять хотя бы книгу исторических очерков и воспоминаний «Старая Одесса» Александра Дерибаса, где он прямо указывает на то, что императрица Екатерина «сочла за благо построить город и торговый порт, который служил бы вывозным пунктом для обильных продуктов губернии Брацлавской Украины и Подолии».
Практической же жилки одесситам во все времена было не занимать. А уж тем более первым поселенцам города. Ведь сюда всеми способами привлекались предприимчивые русские и иностранцы, «занимавшиеся торговлею и промышленностью. Значительные льготы и денежные пособия от казны давали тем, которые устроят фабрики, заводы, откроют магазины». За желающими дело, судя по всему, не стало. Уже сразу после основания Одессы здесь началась бурная торговая деятельность, которую всячески поощряли тогдашние городские власти. Вот свидетельства того времени.
«26 марта 1796 года разрешено было вывозить за границу пшеницу. Вывоз был вообще в Турцию. Привоз же товаров из Неаполя, Генуи, Константинополя, Галаца, Трапезунда. В 1798 году одесских купцов было 51. Иностранных купцов было 14, торговавших различными товарами. С 1794 по 1802 год в Одессе возникли важнейшие торговые дома».
Или, скажем, по ходатайству герцога Ришелье «всем черноморским и азовским гаваням дарована была важная льгота: во вящему ободрению торговли таможенные пошлины уменьшены четвертою долею против положенной общим тарифом, то есть на 25 процентов. Тогда же учреждены для беспошлинного хранения товаров складочные магазины».
Стоит ли удивляться тому, что «транзит восточных товаров во Францию через Одессу вскоре достиг 10.787.000 рублей. От чего Одесса получила чистой прибыли около двух миллионов рублей». Деньги, сами понимаете, и по меркам сегодняшнего дня немаленькие, а уж для того времени и подавно.
Откуда, выражаясь современным языком, взялись инвестиции на торговое развитие Одессы? Их, как свидетельствуют источники, привезли в наш город купцы. «Многие крупные капиталы были привлечены к нам из России: Орла, Тулы, Калуги, Курска».
Немало подтверждений, свидетельствующих о торговой «специализации» нашего города, находим в Первой всеобщей переписи Российской империи.
Среди наиболее распространенных видов занятий в Одессе, читаем, являются «торговое посредничество, торговля зерновыми продуктами сельского хозяйства, колониальными и бакалейными товарами». А где, по-вашему мнению, был в тогдашнем городе наибольший прирост населения? Конечно же, в пределах портовой территории. В частности, «в Пересыпском и Херсонском участках… Это объясняется их торговым значением, так как тут находятся хлебные рынки и производится нагрузка и выгрузка зерна».
Во многих письменных свидетельствах того времени с гордостью говорится об особом характере одесситов, присущим им коммерческой хватке и предприимчивости. «Наша Одесса, – утверждает один из тогдашних авторов, – является прекрасным питомником для культивировки энергичных и даровитых людей». Отличная характеристика, не правда ли?
Особенно поражает количество печатных изданий, которые исправно освещали все события и явления, происходившие в сфере торговли. Раз в неделю, к примеру, выходил «Торговый бюллетень», где подробно сообщалось о том, что привезли, что увезли, список купцов, принимавших активное участие в торговле.
1 мая 1868 года в газете «Одесский вестник» появилась информация об открытии в нашем городе коммерческого училища. А несколькими годами позже в «Южно-русском альманахе» находим сведения об экономических условиях в Одессе, а также справочные данные о торговле, о судоходстве, флоте, учебных заведениях.
Но, пожалуй, настоящим «маяком» для торговых людей служило Revue commerciale, или «Коммерческое обозрение. Ведомости коммерческие, морские, сельскохозяйственные, индустриальные». Они печатались в основном на французском языке, реже – на русском и появлялись в продаже каждую субботу. Сама же редакция, как сказано в одном из номеров, находилась на углу улиц Гаванной и Ланжероновской, 23. К счастью, экземпляры «Коммерческого обозрения» сохранились в научной библиотеке имени Горького.
Тематика газеты была весьма разнообразной, адресованная в первую очередь предприимчивым людям, которые занимались серьезной торговлей. На ее страницах печаталась подробная информация о ценах на разные виды пшеницы, о ситуации на рынках шерсти, нефти, сахара, алкоголя, тоннаже флота, приходе и отходе из Одесского порта грузовых пароходов.
Особенно поражают регулярные отчеты о состоянии балансов не только банков России, но и Голландии, Франции, Англии, Бельгии. Ведь они, представьте себе, передавались по телеграфу, однако это не мешало оперировать множеством цифр, по которым специалисты могли судить об обстановке на банковском мировом рынке. Не скрывали информации и о «лопнувших» банках. Так, в одном из номеров сообщалось, что «известный банк Banca Generale прекратил свои платежи, банк Banca Nazionale стоит накануне своего банкротства. Крах банка Banca Generale произвел повальную панику в Италии».
А публикуя цены, скажем, на пшеницу, еще умудрялись давать советы, стоит ли ее продавать осенью или лучше попридержать до лучших времен. Вообще зерновому рынку на страницах газеты уделялось самое пристальное внимание. «Оживление на нашем рынке, – сообщает газета, – не длилось долго, и сделки стали совершаться за последние дни гораздо реже. Покупатели не соглашаются платить прежние цены, а продавцы не желают уступать своего товара на прежних условиях. Уменьшение привоза, торговый договор с Германией, громадные покупки овса и ячменя, производимые Австрией и Польшей в нашем районе, поощряет продавцов придерживаться своих цен».
Какие же были цены на зерно в позапрошлом веке? «Пшеница гирка, – читаем в газете, – ценится 60 – 65 копеек, улька – 68 – 72 коп., рожь – 53 коп., ячмень – 52 – 53 коп., кукуруза сухая – 48 коп., кукуруза сырая – 43 коп. за пуд».
Торговля зерном через Одесский порт шла весьма бойко даже в зимнее время. Подтверждение – информация в одном из номеров газеты. «Погода в гавани сопряжена, благодаря морозу и льду, с большими затруднениями. В настоящее время грузятся приблизительно 50 пароходов, которые были заранее зафрахтованы».
Благодаря газетным сообщениям, хлеботорговцы могли сориентироваться и в прогнозах на урожай, ожидавшийся на полях разных стран. К примеру, посевы в Австрии, пишут журналисты, перезимовали за немногими исключениями очень хорошо. А вот Соединенные Штаты «с каждым годом не перестают увеличивать в колоссальных размерах свое хлебное производство…»
Или, скажем, информация для экспортеров. «Лондонский Союз хлеботорговцев постановлением на 17 апреля внес изменения в форме контрактов, заключаемых на погрузку зерна из европейских, азовских, черноморских, дунайских и средиземноморских портов».
Читая газетные сообщения, только диву даешься, насколько в позапрошлом веке был у нас развит, не в пример нынешнему, фондовый рынок. Вот лишь некоторые из этих сообщений. «С 3 января одесская контора государственного банка открыла у себя операции покупки и продажи траттъ (вид ценных бумаг) и выдачи чеков, переводов и кредитов на заграничные места. Лица, желающие пользоваться услугами конторы по этой операции, должны обращаться в ссудное отделение конторы».
Не менее любопытна еще одна информация. «Спрос со стороны частных лиц на билеты по-прежнему значительный, можно даже сказать, что он увеличился. Мы отмечаем: 5% городские, 5% херсонские, 5% бессарабские билеты. Билеты первого займа понизились после первого тиража с 252 на 242».
Ситуацию на фондовом рынке журналисты отслеживали регулярно. Так, узнаем, что в январе 1894 года «настроение одесского фондового рынка гораздо тверже Петербургского, что объясняется тем, что местные ипотечные банки для поддержания курса сами закупают свои заемные листы». Или вот еще одно любопытное сообщение. «Как нам сообщают из компетентного источника, размер дивиденда по акциям русскаго для внешней торговли банка установлен окончательно в 20 руб. на акцию против 12 руб.50 коп., выданных за 1892 операционный год».
Но сведения не ограничивались лишь отечественным фондовым рынком. Деловым людям нашего города, вероятно, интересно было узнать и о том, что «Варшавское товарищество сахарных заводов с основным капиталом в 1.800.000 руб. за 1892 – 1893 г. чистой прибыли получило 560. 314 р. 67 коп. В дивиденд пайщикам отчислено 538.000 руб., или 20 процентов на акционерный капитал».
Что касается ценных бумаг, то, судя по публикациям, они уже тогда прочно вошли в обиход одесситов. Взять хотя бы сообщение о чековом обращении. «Одновременно с изданием нового вексельного устава будет опубликовано и положение о разсчетных конторах и чековом обращении. В основу нового закона положено начало, признающее чек одним из средств обращения, но не платежа. Чек должен занимать среднее место между вексельными и банковскими билетами».
На страницах газеты помещались не одни лишь деловые сообщения и информация. Немало места занимала и реклама. Она, в отличие от нынешней, была предметной, толерантной и доступной.
Судите сами. «Имею честь довести до сведения почтеннейшей публики, что получена мною большая партия крымских и суданских вин, собственных садов, которые продаются боченками, ведрами и бутылками по очень выгодным ценам. Полицейская,39 рядом с домом Степанова».
Наши предки, утверждал один из одесситов, оставили нам в наследство очень ценную инвестицию – прекрасный город, его неповторимую историю и особый дух предприимчивости.
Нам лишь остается рачительно распорядиться этим наследством.

Лилия НОВИЦКАЯ.



Обсудить на форуме или в блоге