Дам о возрасте не спрашивают, или какое коленце выкинул "одессит" Протагор?

Bookmark and Share

В начале девяностых годов прошлого века, когда Одесса еще только готовилась отметить двухсотлетие, одним из краеугольных обсуждаемых в социуме вопросов являлась надуманная, на мой взгляд, проблема возраста нашего города. В ту пору причины острых дискуссий лежали не столько в исторических и краеведческих плоскостях, сколько в политике. Кое-кому из тогдашнего политического бомонда не нравилось, что за точку отсчета возраста Одессы взят известный Указ императрицы Екатерины Второй, ставший следствием военных успехов Российской империи. Вот и предлагались вещи одна нелепее другой. Кто-то ратовал за то, чтобы исчислять возраст города со времен появления здесь турецких подданных, кто-то, казалось, не без оснований вспоминал об эллинах. Были те, кто вообще заглядывал во времена царя Гороха, обращаясь к «скифской» эпохе.

Дискуссии в ту пору носили жаркий характер. Помню, как на Дерибасовской один убеленный сединами глубокоуважаемый краевед в пылу спора хватал за грудки пожилого собрата, доказывая собственную, как ему казалось, правоту. По мне, тем людям, несомненным знатокам своего дела, не доставало толики здравого смысла. Быть может, давал о себе знать дефицит толерантности, умения осмысливать исторические факты.
Со временем бурные страсти, к счастью, приутихли, все стало на свои места. Годовщину Одессы у нас уже много лет отмечают, руководствуясь датой, связанной с обретением своего имени городом, сегодня известным всему миру. И ежели мы празднуем День рождения Одессы, то элементарная логика говорит о том, что надо отмечать именно праздник Одессы, а не того, что было на ее месте в далеком прошлом.
Лично меня уже в те дни заинтересовали не топонимические «оказии», тем более связанные с политикой, а другой вопрос: что же было на месте нашего города в его «доодесский» период? Попробуем разобраться.
Увы, многое сокрыто за толщей веков. К каменному и бронзовому векам обращаться не буду. В ходу скудные, отрывочные и где-то гипотетические сведения о скифах и сарматах, о которых упоминал еще «лукавый отец истории Геродот». Известны и другие древние культуры, вроде старейшей киммерийской, о которых упоминается и в книге книг – Библии, и в «Одиссее» Гомера. Можно вспомнить о печенегах и «неразумных», с точки зрения Пушкина, хазарах, с которыми успешно «разбирался» вещий Олег. А также о прочих степных кочевниках, заглядывавших и в Северное Причерноморье. Следы их пребывания в регионе то и дело находят археологи. Известны исследования историков и относительно «транзитчиков», отметившихся в регионе, скажем, во времена «великого переселения народов». В этом плане можно назвать нескольких «предшественников» тех этносов, которые давно и прочно обосновались в Европе, и тех же гуннов.
Наибольший след, с современной точки зрения, городу оставила культура эллинов. Ее следы видны повсюду – в старых городских названиях и памятниках и в известном далеко за пределами города Археологическом музее, в славных фамилиях людей, способствовавших его созданию. И в наши дни на слуху деяния Бларамберга, Стемпковского, по сути, открывших для современников тему античности Северного Причерноморья.
О причинах появления примерно в пятом столетии до нашей эры эллинов на берегах залива, сегодня известного как Одесский, в свое время мне поведал признанный знаток темы одессит греческого происхождения спортсмен и коллекционер Владимир Петридис. Если коротко, то эти причины лежали в плоскостях экономики и демографии того времени. А способствовали дальним морским путешествиям нравы и пристрастия эллинов. И сколько же требовалось мужества и мастерства, чтобы на утлом суденышке, каким была трирема, рискнуть отправиться под парусом в неведомые края!
Конечно, жизнь в колониях эллинов в Северном Причерноморье имела свои характерные, отличные от жизни метрополии, черты. Тот же культ Ахилла, сына царя Пелея и богини Фетиды, погибшего в одном из сражений. В его честь сооружали храмы, оставляли эпитафии на каменных плитах. А кое-что проникло даже в наш лексикон. Например, крылатое выражение: «Пусть молчит об Ахилле тот, кто не равен Гомеру», употребляемо и сегодня.
Места поселений в наших краях эллинов не являются загадкой. Наиболее часто упоминают в краеведческой литературе полис, существовавший на территории нынешнего Приморского бульвара, примерно от нынешнего памятника Пушкину, до монумента, возведенного скульптором Мартосом в память о Дюке Ришелье. Еще в первые годы бытия Одессы здесь находили монеты чеканки всех уголков античного мира, амфоры, фрагменты посуды, другие предметы утвари. Многое из того, что было тогда найдено, в итоге оказалось в зарубежных коллекциях. Одно из открытий относится к совсем уж недавним временам.

…На исходе прошлого века во время земляных работ в гостинице «Лондонская» была обнаружена древняя кладка стены. Возможно, никто бы не обратил на нее внимания, но, к счастью, мимо проходил сотрудник Археологического музея В. Петренко. В ходе последующих раскопок были найдены остатки керамических сосудов и зернотерки, кости домашних животных. Намного раньше, в 1910 году, во время прокладки трамвайного маршрута, на углу улиц Екатерининской и Греческой были открыты древнегреческие захоронения. Античные находки также имели место при прокладке фуникулера вдоль знаменитой лестницы архитектора Боффо. В этом же ряду – находки в районе нынешней Слободки, жилых массивов Котовского и Таирова, на территории ДЦ «Молодая Гвардия», в Лузановке…
Много интересного связано и с поселением эллинов в районе Жеваховой горы. Лет двадцать тому назад посчастливилось познакомиться с профессором Э. Диамантом, в ту пору заведующим научным отделом фонда Одесского археологического музея. В шестидесятые годы прошлого века именно он возглавлял здесь археологические раскопки. Было сделано множество открытий, сенсационных находок. Самой яркой из них является, пожалуй, чудом сохранившееся письмо на свинцовой пластине, адресованное некоему эллину Протагору и, судя по тексту, направленное в эти края жителем одного из Ионических островов.
Редкостью это событие можно назвать потому, что обычно, прочитав подобное послание, свинец не хранили, а плавили и использовали для хозяйственных нужд. Письмо, не без усилий, прочитали. В нем безвестный житель Эллады угрожал Протагору, видимо, обосновавшемуся близ Одесского залива, что, несмотря на расстояние, до него доберется и за что-то там поквитается. Конечно, нынче узнать, что именно сотворил древний Протагор у себя на родине, уже никогда не случится, как и выяснить, удалось ли автору письма исполнить угрозу. Но тем не менее значение нескольких строк, дошедших до нас из глубины веков, велико.
Вообще с находками следов эллинов в нашем регионе связано много интересного и даже веселого. В свое время интереснейшие вещи из своей богатой коллекции показывал мне Владимир Петридис. Фрагменты посуды, ольвийские монеты… И гордость коллекции – найденный им самим осколок амфоры с изображением триремы и надписью «Никосфен Афродите посвятил». Правда, не все верили в подобные удачи. Тот же профессор Э. Диамант относился к ним с долей скепсиса. Ученый вспоминал, как подобные «артефакты» изготавливали озорные студенты-историки, а затем ловко подбрасывали требовательным преподавателям, посмеиваясь над ними «из-за угла».
…О том, как выглядели древние поселения внешне, сегодня можно лишь строить догадки. Рискну предположить, что внешний вид они имели достаточно скромный, если, например, судить по остаткам жилища греческого колониста, найденного в районе Жеваховой горы. По крайней мере, до шедевров античной архитектуры Средиземноморья им было далековато. Хотя, кто знает, может быть, и на наших берегах имелись весьма симпатичные сооружения.
Поселения эллинов в Северном Причерноморье просуществовали несколько веков – примерно в четвертом-пятом столетиях нашей эры из благодатных мест их вытеснили воинствующие кочевники. Дольше всех продержался Херсонес на Крымском полуострове – примерно до VIII века нашей эры… Точной даты, когда наши края покинул последний из эллинов, сегодня не назовет никто. Как говорит персонаж в одном известном кинофильме, «наука пока еще не в курсе».
Как сказали бы нынче, «в сферу национальных интересов» эти территории включали Золотая Орда, венецианцы, генуэзцы. Последние, правда, в XI – XIII веках больше присматривались к Крыму, предпочитая именно там основывать укрепленные торговые поселения. Затем наступил «турецкий» период. Иные исследователи склонны считать, что во времена османского владычества здешние территории были превращены в некое Дикое поле, что, впрочем, вызывает сомнения. Была ведь крепость Ени-Дунья, существовало небольшое торговое поселение Хаджибей, жители которого, как утверждают историки, в основном занимались экспортом сельскохозяйственной продукции в Турцию. Словом, столетиями здесь жизнь протекала тихо и мирно, будто спокойный сон, пока на юге империи не появился Григорий Потемкин, а на берегах Одесского залива – войска Суворова при поддержке запорожского казачества. Словом, здесь все ясно: Одессе – 217 лет, Хаджибею – где-то около восьмисот.
…В давнюю пору Одесса, получив волею императрицы свое название, как бы стала «дамой». А у дам, как должно быть известно джентльменам, вообще не принято спрашивать возраст. Так что и с этой точки зрения любые сомнения не уместны. Считать по-другому не рекомендую – над вами смеяться будут. И, в конце концов, приняв любую другую версию рождения города, хоть греческую, хоть итальянскую, хоть турецкую, можно запросто обидеть всех остальных. Надо ли это кому-нибудь?

Валентин ЗАЙКО.



Обсудить на форуме или в блоге