Как одесситы чемпионами стали

Bookmark and Share

В 1913 году, том самом, от которого вела отсчет советская статистика, в Одессе произошло событие, до сих пор волнующее умы болельщиков от Молдаванки до Пересыпи, не говоря о фанатах Соборки.

20 октября (2 ноября по новому стилю) того достопамятного года наша сборная, разгромив на своем поле сборную Санкт-Петербурга, стала чемпионом России и – если перефразировать изречение на известном памятнике – «непобежденной территорией дореволюционного футбола». Правда, пессимисты (они не перевелись даже в Одессе) ссылаются на решение Всероссийского футбольного союза от 15 декабря 1913 года: «Первенство России считать неразыгранным».
Каковы причины столь неординарного решения? Сергей Раздорожнюк писал: «Наиболее существенным был протест Харькова на Одессу, не приехал вовремя оповещенный московский арбитр И.И. Севастьянов». Положа руку на сердце, можем ли мы считать, что если судья Севастьянов попал «на мыло» еще до матча, то это хоть как-то умаляет нашу победу? Олег Кудрин, у которого, по собственному признанию, первыми словами были не «мама» и «папа», а «Бибо» и «Сабо», он же любитель КВНа (что в Одессе одно и то же), выдал другую версию: «Питер опротестовал финал, поскольку по положению в состав разрешалось включать только трех иностранцев. За одесситов играли четверо».
Можно уже начинать смеяться! Кто ответит на вопрос: кого из одесситов, учитывая национальный состав Южной Пальмиры, нельзя при желании объявить иностранцем? Самое разумное на сегодня – это, с присущим одесситам почтением к вышестоящему футбольному начальству, знать свое: мы – чем­пионы! И этим все сказано.

Предыстория матча века
В 1968 году с большой помпой отмечалось 70-летие отечественного футбола. За точку отсчета брался сентябрьский матч 1898 года между петербургскими командами «Спорт» и «Кружок спортсменов». Одесситы с полным основанием могут отодвинуть начало футбольной эры лет этак на двадцать.
Борис Галинский писал: «За двадцать лет до официальной даты, в 1878 году, был создан Одесский британский атлетический клуб (ОБАК). Первоначальными спарринг-партнерами были прибывавшие в Одессу команды английских судов». Имеются данные, что ОБАК провел несколько международных встреч, например, с командой Румынии из города Галаца.
«Местом проведения тренировок и игр стала площадка в Безымянном (ныне Шампанском) переулке за дачей Вальтуха на Малофонтанской дороге (ныне Французский бульвар)».
В 1884 году здесь было выстроено первое в Одессе (и в Российской империи) футбольное поле. Место предоставил известный меценат Александр Иванович Фальц-Фейн. На занятия футболистов выходила полюбоваться его очаровательная супруга Софья Заговайло, выпускница Одесского института благородных девиц, мать четырех детей – Софьи, Анатолия, Бориса и Марии. Детишки тоже вертелись на площадке. К тому же одесские газеты в августе 1905 года поведали, что на «Английском поле» (!) британцы организовали «гулянку» с «национальными играми». Весной 1907 года подданные Британской короны Д.Д. Лин, Т.Т. Гутчинсон, Г.Д. Кинак заполучили у одесского градоначальника А.Г. Григорьева утвержденный им Устав ОБАКа.
В литературе обычно указывается, что матч 1913 года состоялся также на поле А.И. Фальц-Фейна, но, по свидетельству его внука Бориса Сергеевича Скадовского, «дед умер в 1906 году». По нашей просьбе известный коллекционер (по совместительству болельщик) Валентин Волчек предоставил подробные карты Одессы 10-х годов XX века. На них отчетливо видно, что участок, где играл ОБАК и где ныне стадион университета, принадлежит дачевладельцу г-ну Богрову, а за Фальц-Фейнами остался участок рядом. На картах нет инициалов и каких-либо данных о Богрове, но фамилия Богровых заметна в Одессе.
В уникальном издании «Одесса 1794–1894» говорится: «Колодезь съ хорошею водою представлялъ собою весьма выгодную доходную статью, и поэтому частные владельцы нередко присваивали себе городские колодцы. Факть этотъ констатировань былъ въ 1820 году депутатами – Г. Маразли, В. Богровымъ и О. Сапожниковымъ, производившими по поручению графа Ланжерона проверку хуторовъ и колодцевъ».
В справочнике-путеводителе «Одес­са и ея окрестности» за 1892 год встретилось объявление: «Высочайше утвержденное страховое и транспортное общество «РОССIЯНИНЪ». Главный агентъ Л.И. Богровъ».
В путеводителе Е. Распопова начала века говорится: «Лечебница для нервно- и душевнобольныхъ д-ра А.Г. Богрова. Французскій бульваръ, собственная дача», а в популярном справочнике-путеводителе Г. Москвича за 1912 год: «Лечебница для нервныхъ и душевнобольныхъ доктора А.Г. Багрова (здесь фамилия через «а») помещается въ прекрасной дачной местности, по Малофонтанской дороге. При лечебнице гидропатическое заведение».
Тот ли это Богров и тот ли это участок Французского бульвара? Нужны дополнительные исследования. Несколько смущает профиль лечебницы. Впрочем, в более позднее время легендарный «король болельщиков» Изя Гроссман (проживавший по ул. Успенской, 127) воскликнул на всю 38-ю трибуну: «Этот «Черноморец» сведет меня с ума!». Быть болельщиком в Одессе всегда было занятием сколь благородным, столь и непредсказуемым. Внук Гроссмана Мика Крымус, по воспоминаниям старожила С. Школьника, «сыграл главную роль в кинофильме «Человек идет за солнцем». Занявшись делом поспокойнее, он (все равно никуда от футбола не делся), генерал-лейтенант А.Н. Биязи (по совместительству футбольный судья) писал: «Развитию футбола в Одессе способствовало изъятие от англичан футбольного поля на Французском бульваре, первая остановка после дачи Вальтуха, и открытие на ней ученической гимназической площадки». Сие событие произошло, согласно источникам, в 1909 г., так что не совсем правильно считать, что матч века «произошел на поле ОБАКа». Впрочем, в то время в английской команде появились первые отечественные мастера мяча. В книге М. Ляховецкого и В. Рудника «В небе – Уточкин!» говорится: «Чопорные англичане из Одесского британского атлетического клуба приняли Уточкина… в свою команду. Энтузиаст создал в родном городе две футбольных команды, одну возглавил сам, другую поручил заботам велогонщика Крупникова». Осенью 1908 года в игре ОБАКа с командой частной гимназии А.В. Юнгмейстера (помещалась в Воронцовском дворце) гимназисты выиграли у «непобедимых» британцев – 1:0. 20 февраля 1911 года состоялся первый чемпионат Одессы. Участвовали команды: ОБАК, ШК (шереметьевский кружок), ОКФ (Одесский кружок футбола), СТАНД. Лидерами стали ОБАК и ШК.
Раздорожнюк отметил: «Впервые вопрос о комплектовании сборной Одессы встал в 1912 году в связи с проведением первого чемпионата России». Увы! Из-за «организационных неполадок» (знакомая картина) одесситы не приняли участия в первом чемпионате.
Второй чемпионат России проводился с 16 сентября по 20 октября 1913 года. Для выхода в финал одесситам «пришлось наказать» Николаев – 3:2, Херсон – 10:0 (!) и Харьков – 2:0.
Принципиальное значение имел последний матч – его победитель становился лидером южной зоны и выходил в финал.
Исход полуфинала 14 октября решил мощнейшим ударом легендарный футболист Александр Петрович Злочевский. Московский журналист, бывший одессит А. Важинов (псевдоним Штанга) посвятил этому футболисту строки:
«Но Злот поистине блистал,
И честь одесского футбола
Он четверть века защищал».
Сыну прачки из Отрады, ставшему в дальнейшем… подполковником, предстояло сыграть важнейшую роль и в финальном поединке Одесса – Петербург.
Команда Северной Пальмиры выезжала в Пальмиру Южную в расчете на легкую победу. Ю. Коршак в книге «Старый, старый футбол» описывает это так: «Собирались в дорогу с неохотой, этот матч в Одессе непобедимые доселе футболисты считали для себя обузой. Даже в печати промелькнуло сообщение о том, что одесская встреча – пустая формальность». Накануне Петербург в полуфинале разгромил сильнейшую команду Москвы – 3:0. А тут какие-то провинциалы.
Напряжение нарастало: наступило 20 октября 1913 года, и, по свидетельству очевидцев, «к трем часам дня сборная Петербурга уже была на площадке «Британского клуба», которая, единственная в Одессе, была окружена забором, что позволяло провести платный матч». Гости прибыли в составе: Шаверин, Яковлев, Громов, Уверский, Выбург, Хромов, Егоров, Детлов, Бутусов, Бодэ-1-й, Филиппов.
На стадионе присутствовало около четырех тысяч зрителей. В то время скамейки для рядовых болельщиков считались роскошью, и зрители, по воспоминаниям очевидца А.И. Романова, «расположились кто лежа, кто сидя, кто стоя на коленях (?), а кто стоял во весь рост».
Лишь для британской колонии было сделано исключение: согласно источникам, для них «администрация
ОБАКа соорудила трибуну в западной части поля, вкопав четыре ряда деревянных скамеек».
На матч собственной персоной пожаловал Генконсул Великобритании сэр Д. Смит (Троицкая ул., 21), а с ним труженики русско-английской торговой палаты (Пушкинская ул., 11), индо­европейского телеграфа (Белинского ул., 16) и другие британцы.
Здесь же был городской голова, действительный статский советник Николай Иванович Моисеев. Впрочем, некоторые источники факт его присутствия отрицают.
Дружным ревом одесские болельщики приветствовали свою команду и гостей.
Одесская футбольная лига серьезно относилась к комплектованию сборной – было сформировано два состава. Между ними состоялось несколько «контрольных» игр. 20 октября на поле вышли: Каждан, Хатон, Мизерский, Иванов, Гизер, Карр, Дыхно, Злочевский, Богемский, Джекобс, Тауненд.
Именно этой команде суждено было впечатать золотую страницу в историю отечественного и одесского футбола, и верится, наступит день, когда одесситы установят мемориальную доску со славными именами.

Матч века
Свисток судьи Джона Белла (Московская лига), и мяч в игре.
Начало матча подтвердило худшие опасения одесситов – петербуржцы устремились в атаку, держа на острие легендарного Василия Бутусова. Но на месте был одесский вратарь Каждан.
Лишь к середине первого тайма сборная Одессы выравнивает игру и начинает смело атаковать ворота именитых гостей.
И вот первый успех: от удара Злочевского мяч попадает в перекладину и отскакивает к правому инсайду Джекобсу, который добивает его в ворота. Счет 1:0.
Ликованию трибун нет предела.
Но жизнь снова подтвердила суровую истину, что «мяч круглый». Примерно на 42-й минуте первого тайма, вновь овладев инициативой, северяне устремились в атаку, и форвард гостей
В. Бутусов сравнивает счет. До конца тайма он остался неизменным – 1:1.
Коршак писал: «Со страхом ждали зрители второго тайма – должны же чемпионы показать себя!». Одесские болельщики, в особенности постоянные читатели журналов «Русский спорт», «К спорту», «Спортивная жизнь», вспоминали, что сборная Петербурга «обычно в первом тайме раскачивается, а вырывает победу во втором».
Впрочем, припоминали, что на олимпиаде 1912 года сборная России, укомплектованная в основном Москвой и Петербургом (одесситов не взяли), «продула» все встречи Германии со счетом 16:0 (!).
Спортивные источники и изустные предания донесли до нас имена некоторых одесситов-болельщиков, присутствовавших на матче в тот судьбоносный день. Это полковник Борис Иванович Шереметьев, создатель одной из первых команд – «Шереметьевского кружка спорта». Два его питомца – Гизери и Злочевский – в составе сборной Одессы. Ярым болельщиком был и «владелец ортопедической и хирургической поликлиники» (Малый пер., 8) Сема Кофман. Он «разъясняет» зрителям: «Вы еще не знаете Гришу Богемского. Вы думаете, что если он носит пенсне (факт ношения подтвержден Олешей), то Ваське Бутусову есть что делать рядом с ним в Одессе?».
Поглазеть на игру явилась даче­владелица Т.К. Стороженко. В свое время, купив дачу на Французском бульваре у надворного советника А.А. Шишкина, она отказывалась дать согласие на расширение бульвара. Понадобилось решение думы (протокол № 15 от 14 января 1902 г.): «Возбудить ходатайство о принудительных мерах к экспроприации необходимой полосы земли под уширение дороги у их дач».
Теперь мадам Стороженко пророчески заявляла: «За те деньги наши обязаны забить парочку голов во втором тайме. Иначе – с какой стати я перекраивала дачу для дороги на этот стадион?».
Литературоведы полагают, что именно легендарная дачевладелица стала прототипом мадам Стороженко из книги «Белеет парус одинокий» В. Катаева и именно ей посвящен нынешний памятник «Тетя Соня» на Привозе.
Свисток судьи Д. Белла, второй тайм начался. Вопреки ожиданиям, в атаку ринулись одесситы. Как важно сразу захватить инициативу: уже на первых минутах сильнейший удар ОБАКовца, правого крайнего Тауненда, достигает цели, и голкипер гостей Шаверин достает мяч из сетки – 2:1. Зрители ликуют. Вновь атаки одесситов, на острие которых Г. Богемский. Питомец «Спортинг-клуба», успевший перейти лишь в 9-й класс Ришельевской гимназии (Садовая ул., 1), делает стремительный рывок и, обведя нескольких защитников, забивает мяч в ворота гостей – 3:1.
Вот где пригодились спринтерские таланты Богемского, чемпиона гимназии в беге на 100 метров! Ю.К. Олеша, соученик Григория по Ришельевской гимназии, отмечал: «Это, говоря парадоксально, не бегущий форвард, а стелющийся».
Петербуржцы начали заметно нерв­ничать. Они заметили то, о чем после матча писал журнал «Русский спорт»: «Богемский показал, что его конкурент в команде Петербурга – Василий Бутусов – уступает ему и в беге, и в натиске, и в умении владеть мячом».
Именно в Богемском северяне справедливо увидели главную угрозу своим воротам. Увы! И на заре футбола имело место неспортивное поведение. Ворвавшегося в штрафную площадку гостей Григория грубо сбивают. Судья назначает пенальти. Одиннадцатиметровый четко реализует Джекобс. Г-о-о-о-л! 4:1!
Впрочем, оставшиеся впереди еще примерно полтайма вселяют в гостей надежду отыграться. Команда Северной Пальмиры делает отчаянные попытки переломить ход встречи. Даже одесские болельщики с присущей им объективностью говорили, что петербуржцы не сломлены морально и делают все, чтобы спасти положение. Но время всегда неумолимо к проигрывающей команде. Лишь на 80-й минуте встречи крайний Филиппов сделал четкую передачу Бутусову, и мяч влетел в ворота одесситов – 4:2. До конца встречи всего десять минут.
Большего северянам достичь не удалось. Звучит финальный свисток. В отчете о матче «Русский спорт» писал: «Свершилось то, чего никто не ожидал. Такой номер для Петербурга можно назвать прямо холодным душем после горячей бани». Здесь есть неточность: одесские болельщики ожидали того, что случилось. Они во все времена, что бы ни происходило с любимой командой на поле и вокруг него, верят в успех.
А тогда Ю. Коршак писал: «Толпа бросается на поле и подхватывает своего кумира – форварда Богемского. Его несут домой на руках через весь город». Городовые дают свистки (чем не футбольные судьи?).
Пристав Александровского участка (Пантелеймоновская ул., 21), штабс-ротмистр Иван Михайлович Андреев (тайный футбольный болельщик) благодушно усмехается сквозь прокуренные импортным (контрабандным?) табаком усы.
Свершилось! Сборная Одессы – чемпион!
Немало воды утекло с того исторического дня – 20 октября 1913 года, но матч века навсегда остался в памяти одесситов. Пусть новые поколения одесских футболистов черпают мастерство, мужество и стойкость у своих легендарных предшественников.
Это тем более актуально сегодня, когда одесский футбол переживает не лучшие времена.
Тогда и только тогда свершится то, к чему призывает в недавно опубликованных стихах одесский поэт Сергей Герасимчук:
«Не объяснит футбольный знахарь,
что ждет нас – радость иль печаль.
Ведь наша радость, наше горе,
Одессы гордой идеал,
Неповторимый «Черноморец» –
Глядишь – и в лидеры попал».
После революции здесь 2-й Госспортклуб (бывший Немецкий), затем спортплощадка ОГУ, но даже после войны на Соборке легендарный глава одесских тиффози Изя Гроссман обсуждал перипетии матча века с фанатами «Черноморца» и ОДИ. Особенно внимательно слушал Изю футболист Арон Кац (кто это такой? Догадайтесь сами).

Валерий Нетребский, краевед,
Валерий Шерстобитов, член НСЖУ,
специально для «Одесского вестника».



Обсудить на форуме или в блоге