"Чем хороша жизнь сапёра? Он очень часто не знает, что погиб"

Bookmark and Share

Сергей Маринич – личность в чем-то легендарная. Один из немногих, кто знает, где еще на территории Одессы и пригорода могут оставаться минно-взрывные заграждения и неразорвавшиеся боеприпасы времен Великой Отечественной войны и даже Первой мировой. За плечами Сергея Саввича множество удачных операций по разминированию участков в Одессе и области.

С Сергеем Мариничем мы встретились в канун Дня инженерных войск Украины, который ежегодно отмечается 3 ноября. Одесская земля до сих пор хранит много тайн, говорит Сергей Саввич. Об этом регулярно напоминают сводки МЧС. Сам-то он с нынешними саперами связи не поддерживает, никто к нему за советом не приходит. Хотя именно он может рассказать многое и им, и нашим читателям.
Сергею Саввичу Мариничу 81 год. Он – не коренной одессит, хотя прожил в Одессе более полувека, что для военнослужащего, который закончил службу еще при СССР, – большая редкость. Были попытки уехать из города у Черного моря, но военное командование посчитало, что Одессе он нужен больше: его оставили для выполнения заданий по очистке местности от взрывоопасных предметов. В 1954 году Сергей Маринич окончил Московское военно-инженерное училище в г. Калининграде и сразу же получил направление в Одесский военный округ, в 28-ю мотострелковую дивизию, в инженерно-саперный батальон. Был назначен на должность командира саперного взвода в воинской части 18795 и допущен ко всем видам взрывных работ.
А работа, как выразился подполковник Советской Армии в отставке, участник боевых действий, была постоянной. Эхо Великой Отечественной еще долго откликалось на одесской земле: война оставила после себя много снарядов и мин. И частота их обнаружения увеличилась с темпами жилищного строительства: уволенные в запас советские офицеры в результате сокращения армии на 1 млн 200 тыс. начали получать земельные участки (в районе 8 – 10-й ст. Большого Фонтана, Куяльницкого лимана) в 1956 – 1957 гг., а чуть позже начался в Одессе хрущевский строительный бум. Все это требовало предварительной расчистки территорий. На месте нынешних Черемушек вообще находилось стрельбищное поле, а чуть позже – винтовочный полигон. Сергей Саввич рассказывает, что на этом участке производилась сплошная расчистка: в линию со щупами выстраивались солдаты, прокалывали землю, а потом шли группы с миноискателями. Работа оказалась не напрасной: тогда обнаружили очень много боеприпасов. Аналогичную работу чуть позже провели около Ильичевска, где в свое время находился зенитно-ракетный полигон. Боеприпасы были даже в воде, в прибрежной зоне. Но на тот момент у советских саперов уже появилась возможность работать с новыми миноискателями: поисковая рамка погружалась в воду на глубину до одного метра.
Служба была ежедневной, говорит Сергей Маринич, и в принципе несложной, но, безусловно, сопряженной с постоянным риском для жизни. Своего первого задания Сергей Саввич не помнит. Говорит, что и страха, в общем, не испытывал. В военно-инженерном училище специально этому обучали. К тому же курсанты знали, что каждый боеприпас имеет определенную степень защиты. Причем чем больше по размеру боеприпас, чем мощнее, тем больше у него защита. Но, как известно, сапер ошибается один раз.
– Знаете, что отвечали нам, будущим саперам, преподаватели на вопрос, чем хороша жизнь сапера? «Сапер очень часто не знает, что он погиб». А мы продолжали спрашивать: «Что опаснее, обнаружить маленький снаряд или двухсоткилограммовую бомбу?». «Если вы везете большую бомбу, то не успеете сообразить, что вас уже нет, – отвечали нам, – а если маленькую – то еще помучаетесь», – рассказывает Сергей Маринич.
Черный юмор, скажете вы. Вероятно, да – как защитная реакция, потому что страх все-таки был. Сергей Саввич вспоминает случай, когда в комендатуру поступил звонок об обвале на прибрежных склонах в районе пляжа «Отрада». Там во время войны была пограничная застава. При обвале стали видны боеприпасы, в большом количестве сыпался порох. Оказывается, немцы готовили погранзаставу ко взрыву, причем направленному. В результате операции обнаружено более тонны боеприпасов, которые были подготовлены ко взрыву электрическим способом. Саперам пришлось очень нелегко, так как не до конца понимали, как все подключено и какими разрушениями может обернуться. Но работа по очистке местности была проведена удачно. Вспоминает Сергей Саввич и еще один случай, когда в Черноморке при очистке бетонированного котлована колхозники обнаружили более ста танковых снарядов – подготовленных и залитых мазутом. Если бы, не дай бог, где-то поблизости появился огонь, то произошел бы взрыв очень большой силы. И таких опасных ситуаций не перечесть. Чего только стоило вывезти в море обнаруженную в Одесском порту большую морскую мину: самым опасным был момент, когда ее цепляли к катеру. Но и тут все прошло благополучно.
Говорят, снаряды сами вылезают из земли. После войны больше всего одесская земля сохранила мелкие минометные мины, маленькие бомбы и инженерные мины. Но даже сейчас, через 67 лет после окончания войны, в Одессе и на ее окраинах есть еще места, где могут находиться боеприпасы. Сергей Саввич уточняет, что сам боеприпас может и не представлять опасности, в нем даже может отсутствовать взрыватель, но если в нем образовались трещины, то это чревато взрывом. Находясь во влажной среде, некоторые взрывчатые вещества, например, мелинит, могут выделять студнеобразную массу, которая, засохнув, детонирует от удара. Такой случай произошел на железнодорожной станции «Выгода», когда при проведении работ солдату повредило ноги.
Интерес к саперному делу у Сергея Маринича появился в детстве. Дитя войны, а тогда он проживал в оккупированной немцами Минской области, как и остальные его однокашники, видел немцев, высматривал, где и что фашисты прикапывали. Запоминал места, сотрудничал с партизанами. И даже после войны к нему обращались за помощью в поиске мест возможных захоронений боеприпасов. Спустя годы награда нашла своего героя: Сергей Маринич получил памятную медаль «30 лет освобождения Белоруссии».
Сергей Саввич многие годы преподавал в Одесском артиллерийском училище. На его рационализаторские предложения – электрифицированный макет «Военные дороги, колонные пути, мосты и переправы», «Действующий макет миноискателя», комплект радиоуправления электрифицированными стендами и диа-проектором ЛЭТИ – выданы удостоверения. Некоторые из этих рацпредложений введены в учебный процесс.
Как сапера с наметанным за годы службы глазом и бывшего преподавателя, сейчас Сергея Саввича беспокоит некий ажиотаж вокруг школьных музеев Боевой Славы. Недавно просмотренный телевизионный репортаж из одного такого музея поверг его в шок: среди экспонатов он увидел винтовочную обойму и пять ржавых боевых патронов. Он считает, что школьные музеи – дело очень важное. Однако опасно разрешать детям самостоятельно пополнять музей экспонатами, приносить в школу боеприпасы или их остатки, всякие болванки и прочие «трофеи» Великой Отечественной войны. Сергей Маринич считает, что не стоит на этом заострять внимание молодого поколения. Воспитывать молодежь нужно на других примерах.

Виталий СТЕПАНОВ.



Обсудить на форуме или в блоге