Моряк, мастер на все руки, музыкант и кулинар

Bookmark and Share

Взяться за перо и обратиться в редакцию «Одесского вестника» побудили публикации в вашей газете, связанные с морской темой. Мне, как ветерану флота, ходившему в море в качестве и четвертого, и третьего механика, а после – долго работавшему в «береговых» морских структурах, было приятно и интересно вспомнить былое, прочитать очерки о прославленных капитанах и руководителях торгового флота.

О себе говорить не стану. Только замечу – благодарен судьбе за то, что она дарила мне встречи с замечательными и интересными людьми морского торгового флота. Они помогли мне многому научиться и состояться как моряку, а в последующем найти себя и в не менее сложном деле – профсоюзной работе.
Одной из памятных встреч стало знакомство с главным инженером-механиком атомного ледокола «Ленин» Героем Социалистического Труда Александром Калиновичем Следзюком. Для молодого поколения поясню: речь идет об уроженце Одессы, человеке-легенде, о котором, случается, вспоминают и в наше время. С приморским городом неразрывно связана вся его жизнь. Здесь он вырос, учился в 1934–1938 годах в Одесском мореходном техникуме. В войну участвовал в боевых действиях в качестве механика транспорта «Курск», под огнем противника доставлял войска, вооружение и боеприпасы в осажденный Севастополь.
Фамилия Следзюк и сегодня звучит в одном ряду со знаковыми именами замечательных старших механиков того времени – Богатырева, Бардецкого и других. Помимо проведения многосложных технических операций на судах, эти люди запомнились тем, кто с ними работал, не только как выдающиеся знатоки техники, но и как незаурядные личности, носители широких взглядов, обширных интересов.
Квинтэссенцией рассказов и морских баек о Следзюке стали устные повествования о нем как о мастере на все руки. По словам очевидцев, технические знания моряка выходили далеко за пределы всего, связанного с судовой машиной, паровыми механизмами. Моряк прекрасно разбирался в двигателях внутреннего сгорания, в электротехнике. Мог запросто починить любые навигационные приборы, радиоаппаратуру. А кроме техники? У него был едва ли не абсолютный музыкальный слух. Умел легко настроить пианино в кают-компании. Безупречно знал кулинарное дело и даже мог дать фору в изготовлении иных блюд кокам, особенно молодым. А что касается приготовления украинского борща, то в этом деле ему, как утверждали на камбузе, вообще не было равных. Так же, как в умении приготовить вторые блюда из простейших ингредиентов – картофеля, муки и овощей.
Очевидцы по сей день вспоминают и о своеобразном характере Александра Калиновича, и о нестандартных решениях, им принимаемых. Кто-то даже рискует утверждать о некоторой доле чудачества в его характере. Памятен эпизод, когда по завершении несения вахты Александр Следзюк подзабыл отдать кое-какие распоряжения вахтенному механику и записать их в журнал. Естественно, указания, которые не были отданы, не могли быть и выполнены. Поутру, разобравшись в происшедшем, Следзюк, к удивлению всех, записал взыскание… самому себе.
Одна из легендарных историй, связанных с именем моряка, относится, собственно, к его назначению на должность главного инженера-механика атомного ледокола «Ленин». Здесь необходимы пояснения: ледокол «Ленин» – один из самых знаменитых брендов советской эпохи. Нечто сродни первому космическому кораблю, символ и советской действительности, и флота, и ядерной энергетики, в которой мы были обязаны быть «впереди планеты всей». В советские времена, как по мне, кадровая политика была довольно демократичной. Если человек мог лучше других справиться с какой-то должностью, то его, как правило, на эту должность и назначали.
Что касается должности главного инженера-механика «Ленина», то, полагаю, этот пост был не менее ответственен, чем должность капитана исторического атомохода. А история назначения Александра Следзюка необычна даже для советских времен, когда вновь утвержденным в должности капитанам «Ленина» были представлены кандидаты в главные инженеры-механики, являющиеся лучшими представителями пароходств Советского Союза. Всего 14 искушенных специалистов, претендовавших на высокую многосложную и ответственную должность.
Выбор в итоге пал на одессита – Александра Следзюка. Присутствовавшие при этом и флотские руководители, и работники ЦК КПСС изрядно удивились – если не ошибаюсь, к тому моменту Александр Следзюк имел только диплом о среднем специальном образовании, который ему вручили в Одессе. Это несколько позже он заочно получит высшее образование в ОВИМУ, а еще позже – ученую степень.
…Теперь о моей встрече с прославленным моряком. Была она, к сожалению, не слишком долгой и произошла при следующих обстоятельствах. Памятному для меня событию предшествовало направление в марте 1967 года на практику группы курсантов ОВИМУ под руководством преподавателя Вадима Ивановича Руденко. Помню, на проходной Мурманского морского торгового порта нас встретил офицер средних лет в морской форме. Мне в тот момент он показался человеком задумчивым, погруженным в свои мысли. Возможно, встреча была случайной. Кто-то из нас спросил: «Где атомный ледокол «Ленин»? Моряк жестом руки показал направление. И тут же с ощутимой теплотой в голосе спросил: «Откуда вы, ребята?».
Узнав, что перед ним одесситы, Александр Калинович Следзюк, а это был он, тепло приветствовал нас: «Добро пожаловать, земляки!». И тут же пообещал: «Вернусь на борт, побеседуем о ваших делах и заботах». Слово свое моряк сдержал. Беседа, правда, оказалась недолгой, хотя советы прославленного моряка запомнились на всю жизнь. А потом нас представили начальнику подразделения контрольно-измерительных приборов и автоматики. Практика пошла своим чередом. Экипаж атомохода «Ленин» под руководством Александра Следзюка проводил переоборудование. Все детали и материалы из ядерного отсека, отработавшие свой срок, перегружали через машинный люк на теплоход «Иван Лепсе», который осуществлял их затопление в определенной точке океана.
К сожалению, эта непродолжительная встреча с замечательным моряком была у меня единственной. За деятельностью Александра Следзюка довелось следить, что называется, издалека. Знаю, что Александр Калинович успешно работал главным инженером-механиком атомного ледокола «Сибирь», с чем также связано множество морских преданий. Его коммуникабельность, способность находить с людьми общий язык были необычайными. Говорили, что у него сколько знакомых, столько же и друзей. Но в важных вопросах, особенно тех, что касались техники, всегда был принципиален – умел настоять на своем.
Долгая жизнь выдающемуся моряку не была суждена. В промежутках между рейсами проживал Александр Калинович в Одессе, в последний раз вышел в море в летнюю навигацию 1985 года. А в декабре этого же года в возрасте 66 лет ушел из жизни. Похоронен на Таировском кладбище.
Одесситы, особенно старшего поколения, бережно хранят память о замечательном земляке. Сегодня на улице Канатной, в доме под номером 8, можно увидеть мемориальную доску, повествующую о том, что именно в этом учебном заведении учился незаурядный человек. И это важно. Флотская молодежь обязана видеть правильные ориентиры, должна знать, к чему стремиться.

Павел ЗАПОРОЖЕЦ,
ветеран флота, член Национального союза журналистов Украины.



Обсудить на форуме или в блоге