В Горьковке угощали мацой…

Bookmark and Share

Среди качеств, присущих одесситам на генетическом уровне, видное место занимает почтительное отношение к книгам. Несомненно, еще в не столь давние времена наш город являлся одним из самых читающих на огромных пространствах. Очевидно и другое – те светочи, те выдающиеся личности, которых подарила миру Одесса, никогда бы не ста-ли таковыми, а Южная Пальмира не обрела бы нынешней славы, если бы не Ее Величество Книга. Признанные авторитеты считают, и не без оснований, что именно она сыграла роль того зерна, которое дало городу обильные культурные всходы. Можно бесконечно долго говорить о замечательных одесских ученых, писателях, артистах или художниках, чей выбор жизненного пути был навеян именно Книгой. Да что уж там твердить о роли Книги в судьбах великих, если в Одессе даже «грузчики в порту отдыхают с баснями Крылова». Любопытно, а с чего, как и когда начиналось все, связанное с ролью Книги в нашем городе?

В популярных и научных трудах о роли книг в жизни и быте горожан приходилось встречать термин «книжность», под которым историки подразумевали историю книгоиздательства, книготорговли, библиофильства, периодики… Словом, всего, что в той или иной степени касается книг. Если обратиться к истокам, к серьезным исследованиям, то можно сказать и о том, что первые упоминания о книгах в истории Одессы восходят к 1796 году, когда в городе была учреждена должность цензора «для надзора за ввозом иностранных книг», – в те годы количество поступавших в город книг измерялось сотнями экземпляров. Спустя три десятилетия приток книг в город возрос настолько, что был основан Цензурный комитет.
В плане «книжности» Одесса оставила далеко позади соседние регионы. Характерна, например, заметка в «Одесском вестнике», датированная 1828 годом. Автор сообщал, что в тот год через одесскую таможню было провезено в город книг на сумму 9623 рубля, в то время как через все остальные порты Черного моря и сухопутную бессарабскую границу – всего на 830 рублей. Через восемь лет стоимость ежегодно ввозимых в город книг превысила пятидесятитысячную отметку.
С первых дней бытия Южной Пальмиры в ней появилась и процветала книжная торговля, возникли первые книжные лавки. В числе первых книготорговцев в Одессе, по мнению некоторых историков, были русский купец Ширяев и французский негоциант, в прошлом житель Марселя – некий Рубо. Оба являлись уважаемыми гражданами, заметными фигурами в деловом мире города и осуществляли торговые операции не только с книгами. Кстати, исследователи высказывали гипотезу о том, что услугами книгопродавца Рубо мог пользоваться в бытность пребывания в нашем городе сам Пушкин, который, как свидетельствуют современники, как раз в это время сильно увлекся книгами, много читал.
А первый магазин «Русской книги» был открыт летом 1830 года купцом 1-й гильдии Клочковым. Заведение начало деятельность с продажи учебников, а впоследствии развернуло торговлю художественными изданиями, беллетристикой. К середине 30-х годов позапрошлого века в городе функционировали уже шесть книжных магазинов. Была распространена и книжная торговля вразнос. В 1835 году, по словам известного историка А. Скальковского, в городе было продано 30 тысяч томов!
Книжный бум того времени был обусловлен рядом факторов – развитием типографского дела (в Одессе издавали книги и газеты на иностранных языках), интересом к чтению просвещенных горожан, а также обилием учащейся молодежи. Подсчитано, что на каждую тысячу жителей города приходилось 24 учащихся различных образовательных заведений. Цифра по тем временам невероятная!
Особый разговор об одесских библиотеках прошлого, без которых всякая «книжность» вообще немыслима. Говоря о юности Одессы, следует в первую очередь сказать о личных библиотеках известных горожан. Кто, например, не слышал о библиотеке выдающегося управителя М.С. Воронцова, которой охотно пользовался сам великий Пушкин? Кроме нее, наиболее известными собраниями книг в городе располагали археологи и общественные деятели
И. Стемпковский, И. Бларамберг, А. Стурдза – отставной дипломат, генерал И. Сабанеев, поэт В. Туманский… Возможно, к некоторым из них великий поэт также имел доступ. По крайней мере, как говорил В. Набоков, об этом «мне воображать охота».
Что касается публичных библиотек, то, наверное, в первую очередь можно упомянуть библиотеку Ришельевского лицея, открытого в 1817 году. Основу ее составила личная библиотека легендарного Дюка, подаренная преобразователем лицею после отъезда на родину во Францию, где он стал премьер-министром. Впоследствии часть «либерии» оказалась в фондах библиотеки университета. Немногим позже была открыта библиотека при «Коммерческом клубе», где имелся «кабинет для чтения журналов». Современники вспоминают, что там можно было прочесть книги на нескольких языках. А главное событие в этом плане произошло в 1830 году, когда в Одессе с императорского благословения распахнула двери вторая в России городская публичная библиотека. Ее устав для того времени был либерален – книгами мог пользоваться любой горожанин независимо от звания и положения. Чуть позже еще несколько библиотек были учреждены при учебных заведениях.
Богатые библиотеки функционировали и при церквях. Пополнения в них поступали регулярно – в городе существовал обычай передавать в храмы книги в память об усопших. В одесских церковных книжных собраниях встречались подлинные раритеты – вплоть до изданий первопечатника Ивана Федорова. Многие книги были облачены в серебряные оклады, украшенные драгоценными камнями. Самыми обширными являлись библиотеки Духовной семинарии, Преображенского кафедрального собора, Успенского монастыря и Кладбищенской церкви. Судьба большинства этих библиотек неизвестна, следы теряются в «революционных вихрях». Достоверно известно только то, что в советские времена часть книг Духовной семинарии оказалась в библиотеке университета.
…Шли десятилетия, пробегали, словно в калейдоскопе, годы. Город оставался одним из самых читающих в огромной стране. Изменялись адреса главных библиотек города. Неуклонно расширялась книжная торговля, крепла библиотечная сеть, центром которой являлась знаменитая Горьковка.
Автору этих строк, естественно, в более позднее время – в восьмидесятые годы, довелось провести не один час в ее читальных залах и особенно в секторе краеведения. Любезные сотрудницы, настоящие энтузиасты библиотечного дела, всегда и неизменно предоставляли самые редкие издания, помогали в подборке фактов для будущих статей и исторических очерков. А случалось, делились с забывшими пообедать увлеченными читателями разными домашними вкусностями, той же мацой. Дело здесь, конечно, не в маце, а в отношении к посетителям библиотеки. Возглавлявшая в конце девяностых годов сектор Лина Михайловна Смычок, к сожалению рано ушедшая из жизни, и по сей день остается для меня эталоном беззаветного служения Книге и людям.
…Нынче на смену чтению в сложном и противоречивом социуме постсоветского пространства пришли иные ценности. Книжный бум сменился бумом компьютерным. Сегодня молодой человек, предпочитающий книгу умной машине с монитором, – редкость. Нечто сродни белой вороне. Книга, если не считать учебных пособий, все больше становится уделом людей старшего поколения. Благо, у пожилых одесситов еще остается ощущение того, что печатные страницы в переплете – это что-то замечательное и неповторимое, это всегда непредсказуемая встреча с прекрасным и доселе не известным. А личные открытия и находки возможны даже, казалось бы, в хорошо знакомых текстах. Жаль, что часть молодежи предпочитает мыслить в ином ключе.
У читателей старших поколений, впрочем, нынче появились новые возможности. Теперь на уличных лотках, коль скоро звучит вопрос о цене на редкую или некогда дефицитную книгу, все чаще следует ответ типа «рубль – штучка». Что удивительно, компетентность иных книготорговцев, вроде бы обретших себя в новой профессии, оставляет желать лучшего. Нет, сенсационных раритетов лично мне на книжных лотках находить не доводилось, а среди любопытных приобретений попадались вещи, вполне достойные внимания. Совсем недавно пробрел на Староконном рынке «Записки княгини М.Н. Волконской», изданные небольшим тиражом в 1960 году в Чите. Случался там и улов побогаче, вроде изданий начала прошлого века.
…Замечу также, что каждая книга, в отличие от компьютерной программы, часто имеет собственную историю, если хотите, является носительницей духа своего времени. Восприятия пожелтевших от времени страниц с ерами и ятями, а главное, ощущения причастности к прошлому не заменят никакие преимущества современных компьютерных технологий. Сегодня же, увы, для иных пользователей «всемирной паутины» послание блогера весит больше, нежели слово классика от литературы. Понимаю, мои ностальгические чувства должны иметь пределы. В конце концов, не все так уж и плохо. В той же Горьковке, например, работу облегчают компьютеры. Особенно по части поиска необходимой литературы.
Если посмотреть на проблему «книжности» в целом, то реалии текущего дня вдохновляют мало. Кардинально «похудела» сеть городских книжных магазинов, а торговля антикварными книгами де факто «вымыта» из центра города.
...Времена, когда хорошую библиотеку можно было обменять, скажем, на новенькую машину, давно остались в прошлом. Так же, как и охота библиофилов на хорошие редкие издания, сопряженная подчас с большими затратами и чуть ли не детективными поисками. Давненько не доводилось видеть, как в букинистических отделах искушенные коллекционеры спрашивают у «прикормленных» кригопродавцов, к примеру, прижизненные издания Достоевского или сочинения Скабичевского.
И все же Книга не «почила в бозе», по крайней мере, она и поныне составляет существенную часть бытия иных одесситов. Живет она и в разговорах знатоков и любителей Книги, в личных библиотеках одесситов, иные книжные собрания которых вполне сравнимы с районными библиотеками недавнего прошлого. И в книжных коллекциях – кто-то собирает издания по геральдике, кто-то ищет новинки книжных миниатюр, а кто-то неравнодушен к иностранной или шахматной литературе. Надеюсь, Книге при всех коллизиях суждена долгая жизнь, по крайней мере, в нашем городе.
Резюме? Более чем кратко: любите книгу, уважаемые одесситы! И она отплатит вам тем же! Для прагматиков добавлю: эта любовь себя непременно окупит. Воздастся если не вам, то вашим детям, коль скоро вы сумеете привить им эту любовь.

Валентин ЗАЙКО



Обсудить на форуме или в блоге